D. ~munashii
☥ ♠
25.09.2016 в 23:11
Пишет White.Red.White.Red:

Ken Sakaguchi / GRAPHIC DESIGNER
Благодарю ❀✿Diana_✿❀ за проверку перевода.








Кен Сакагучи / Графический дизайнер





Родом из префектуры Кагава. Был штатным сотрудником в компании Recruit. Активно работал в качестве графического дизайнера, арт-директора и иллюстратора. В 1990 году основал компанию Sakaguchi Ken Factory. Кроме BUCK-TICK, также создавал обложки для THE BLUE HEARTS, LUNA SEA и многих других артистов.

Вместе с названием пластинки на ум всегда приходит и обложка, яркая и запоминающаяся. Идеи многочисленных работ господина Сакагучи всегда находились на переднем крае и поражали воображение – и во времена винила, и с приходом цифровой эпохи. Рассказ пойдет о том, как эти идеи получают свое развитие.

Фото: Мичито Гото
Материал: Таэ Омаэ


Я тоже занимаюсь этой работой примерно 25 лет – кажется, мы с BUCK-TICK стартовали одновременно. Нашей первой совместной работой стал мини-альбом ROMANESQUE. Ну, а потом я сделал обложки практически ко всем пластинкам, которые вышли в эпоху Victor.

Здесь придется заговорить о других музыкантах, но я изначально очень любил группу ANARCHY. Когда учился в старших классах, на Сикоку, был их большим фанатом [и всюду за ними мотался]. В те времена я однажды спросил у участников: «А как можно сделать обложку для вашего диска?» Они мне тогда сказали только: «Ну, видимо, для этого надо поехать в Токио». На том общение и прекратилось. Но затем произошел некий инцидент, из-за которого группа ANARCHY была вынуждена прекратить свою деятельность. [Согласно яп. википедии, один из участников группы поругался с женой и нанес ей ножевые ранения, за что был арестован.] Потом они продолжали функционировать уже вчетвером, сменив название на THE ROCK BAND. А я сделал два постера, – один на тему инцидента и один постер ANARCHY, в моем собственном характерном стиле, – и заявился к ним в гримерку. Показал им постеры, говорю – вот что я сделал, и тогда они меня позвали с ними выпить. На следующих концертах, которые проходили в Shinjuku Loft, выступали самые разные группы, – и ZUNOU KEISATSU, и SUNHOUSE, – и вот они меня просили: «А сделай нам флаеры», и я отвечал – «с удовольствием». Так я и начал работать. Затем мне стали говорить: «А сделай нам обложку для пластинки» – и я стал оформлять диски. Это был 1987 год.

BUCK-TICK записывались на том же лейбле, что и ANARCHY. В 1987 году вышел их дебютный альбом (SEXUALXXXXX!), но я еще до этого, когда ходил в лайвхаусы, видел там на стенах стикеры с надписью «BUCK-TICK Genshou» («Феномен BUCK-TICK») и терялся в догадках: «Что это такое может быть?!» В некоторых лайвхаусах были также расклеены постеры с их портретами в полном составе, я смотрел и думал – «ух ты, какие». Тогда как раз совершила прорыв группа BOØWY, которая была родом из Гунмы, они выступали в Ниппон Будокане, и я слышал, как про BUCK-TICK говорят: «А эти ведь тоже из Гунмы». Тогда мне очень захотелось послушать их материал, люди из звукозаписывающей фирмы со мной поделились – мне понравилось и звучание, и общий стиль. Уже не помню, кто первый предложил сотрудничество, они или я, но после записи мини-альбома ROMANESQUE мы договорились, что обложку дадут мне – это было в 1988 году. А первой песней BUCK-TICK, которую я услышал, была "SEXUALXXXXX!" И подумал: «О, эти пятеро явно слушали то же, что и я».

Когда делаешь обложку для диска, самое важное – это ознакомиться со звучанием, а внешние образы – на втором месте. Бывает, при работе над оформлением я прошу, чтобы костюмы, грим и прическа на фото были сделаны определенным образом, а бывает, что сами музыканты высказывают конкретные пожелания по этому поводу – на разных пластинках по-разному. Но поначалу никаких обсуждений обложек с участниками группы не было вовсе. Я выдвигал какую-нибудь идею, говорил – «хочу сделать так-то», а на это поступал ответ в духе: «Yes, нам нравится». Например, в аналоговом издании ROMANESQUE фотография была напечатана на внутренней стороне конверта, и чтобы ее увидеть, надо было надорвать конверт по пунктирной линии. Придя с этой идеей, я еще и сказал, что хотел бы сделать две разные обложки, на что мне ответили – «да пожалуйста». Я, конечно, здорово обрадовался, что смогу все это реализовать.

Для второго альбома, SEVENTH HEAVEN, я принес нечто вроде коммерческого предложения, где все в подробностях расписал: и мотивы, которые буду использовать, и бокс-сет аналогового издания, и обложку двойного издания, и прилагающийся буклет с фотографиями… Сказал – «вот как я хочу сделать», и мне ответили – «хорошо, давай».

Я думаю, вначале у группы просто не было времени на то, чтобы участвовать в создании обложек. Они были чудовищно загружены. Едва закончилась запись – сразу на гастроли, надо объездить всю страну с промо-туром... В общем, одни сплошные записи и туры. Никаких передышек. По-моему, они часто даже ложились спать прямо так, с поставленными волосами. Так что свои идеи для обложек я обсуждал главным образом с директором Танакой-саном, говорил также с людьми из дизайн-отдела компании Victor, там в точности подсчитывались все затраты, и после этого я делал оформление. Рекорд-компания, конечно, тоже стремилась к тому, чтобы обложка с ходу производила огромное впечатление и помогала альбому взлететь в чартах.

Когда делалась обложка для альбома TABOO, – который оказался на 1-м месте сразу после выхода, – компьютерный дизайн еще не был так распространен, как сейчас. Я обратился за помощью к полиграфической фирме, и на компьютерной системе под названием [Scitex] Response мне сделали то самое оформление, скомпонованное из разных элементов. Я попросил, чтобы оно обязательно было выполнено определенным образом. Сначала была сделана фотография глаза, потом – рисунок, и его сфотографировали тоже. Дальнейшее заключалось в том, чтобы соединить то и другое. Сейчас я мог бы с легкостью сделать все это на Маке, но тогда мне впервые пришлось решать такие технические задачи… Реакция музыкантов? Они в те времена не настолько сильно любили выпить, и до разговоров типа «как [ты] здорово [все сделал]» не доходило.

Моя первая встреча с группой произошла в репетиционной студии. Я один зашел в помещение, чтобы посмотреть репетицию. Уж не знаю, от нервов это или еще от чего, но только никто из них не говорил ни слова. (Смех.) Долго-долго играли в абсолютном молчании. Я даже спросил – «вы что, всегда играете молча?» Мне сказали – «нет, просто к нам на репетицию впервые кто-то пришел, поэтому мы волнуемся». Это ответ меня крайне впечатлил. Я подумал – да, тут на трезвую голову не разобраться. (Смех.) А если их приглашали выпить, то они приходили не по одному, а консолидированно, все вместе, поэтому сразу же проявлялась натура каждого – и устанавливалось взаимопонимание.

Для обложки альбома Aku no Hana использовался уже готовый снимок, который сделал фотограф Бруно Даян. Съемка осуществлялась под эгидой Танаки-сана, представлявшего Victor, и вот он показал мне фото и спросил – «как тебе такое?» Конечно, фотография получилась потрясающе стильная, художественная, производила немалое впечатление, и мне очень захотелось ее использовать. Я и шрифту хотел придать характерные отличительные черты – поэтому сделал все надписи от руки. Я собирался сделать так, чтобы… В общем, чтобы нельзя было определить временной период, к которому относится эта обложка. Чтобы в ней были как безусловно старинные, так и безусловно современные элементы. И в конце концов мне удалось придать ей именно такой вид.

Kurutta Taiyou – это была первая работа, которую я сделал с помощью Мака. В те годы можно было по пальцам пересчитать японских дизайнеров, работающих на Маке. Возможности по хранению данных были еще очень малы, трудно было даже просто перенести изображение на компьютер. Я использовал фото, которые перевел в цифровой формат и обработал так, чтобы они стали похожи на иллюстрацию, придав им соответствующую нюансировку. Причем у меня было понимание того, что я делаю обложку для CD, а не для винила, и я размышлял, что бы такое придумать для нового формата. В итоге я сказал, что хочу скомбинировать шесть слайдов – пять с портретами музыкантов и один с изображением знака X – и сделать на их основе оформление, которое будет удачно смотреться в прозрачном CD-кейсе. Так и решили.

Очень часто идеи появлялись во время первого прослушивания демо-записей. Вторым фактором были внешние образы музыкантов. Никаких мук [творческого выбора] не было. Как-то все рождалось довольно безболезненно. А если то, что ты придумал – плохо, то с этим все равно ничего не поделаешь[, так что и терзаться нечего]. Кажется, все мои первоначальные идеи в итоге становились окончательными вариантами. Как правило, я предпочитаю многочисленным альтернативам один-единственный план – и в ходе разработки дизайна для других артистов, как правило, дело тоже обстоит именно так. Я никогда не расписывал никаких вариантов А, В и С, а просто говорил – «вот что я хочу сделать», и уже эта основа потом по мелочам дорабатывалась и корректировалась. Наверно, я практически всегда действую именно таким способом.

Так же было и с "darker than darkness - style 93-". В оформлении обложки я использовал образы, которые придумал под влиянием музыки. Кажется, именно с тех пор стало много таких обложек, на которых нет самих участников группы. Но вот "Koroshi no Shirabe - This Is NOT Greatest Hits" был сборником лучших вещей – и здесь мы, напротив, говорили о том, чтобы использовать фотографии музыкантов. На Six/Nine, опять же, было ощущение полной свободы действий. Насколько я помню, так получилось, что я оказался дома у Имаи-куна, еще когда шла работа над альбомом – и услышал его слова в тот момент, когда он предлагал назвать альбом «Six/Nine». А когда я послушал сами песни, на поверхность сразу всплыли идеи, возникшие у меня [еще до того]. В Нью-Йорке живет Роберт Лонго, известный современный художник. Среди его работ была одна, которая мне запомнилась и очень понравилась, и я думал, как хорошо было бы туда добавить компьютерных эффектов. [Почему-то он говорит, что это «スケッチ画» – «рисунок», хотя в другом месте нашлась информация, что там живопись на алюминии. Работа называется Jerk Face. В сети найти не удалось.] Я внес такое предложение, мне в ответ сказали «OK» – и я осуществил задуманное. Мне показалось, что эта обложка будет хорошо смотреться в сиреневом CD-кейсе. Потом возникли определенные обстоятельства, из-за которых продажа того тиража была запрещена, после чего второй тираж вышел уже в красных кейсах. У диска Cosmos был белый кейс, а изображение нанесли трафаретной печатью. В общем, мне давали делать все, что душе угодно. А для меня самое важное – это чтобы новые работы не повторяли предыдущие. Я постоянно стремлюсь к тому, чтобы в следующий раз вышло круче, чем в прошлый.

Кстати, для альбома ремиксов Shapeless мы на неделю поехали в Турцию, чтобы провести там фотосъемку. Это тоже предложил я. Мне очень нравилась обложка последнего альбома группы THE ROOSTERZ ["Four Pieces"], а фото для нее было сделано в Турции. Я изложил свои планы представителям Victor, – «мне хотелось бы поехать в Турцию, обложка будет выглядеть так-то, альбом будет приложением к книжке такого-то объема», – на них тоже получил согласие, и мы отправились на фотосессию в Турцию. Правда, в итоге получилось такое оформление, в котором почти не было фотографий музыкантов. (Смех.) Короче говоря, даже оформляя диски BUCK-TICK, я всегда делал только то, что хотел – а чего не хотел, того не делал. И никто никогда мне [за это] не выговаривал. Конечно, в этом смысле рекорд-компания была выше всяких похвал. Ведь идей у меня может быть сколько угодно, но надо их еще и материализовать. То было замечательное время: компакт-диски только появились и как раз начали получать распространение. А теперешние группы, по-моему, и вовсе не тратят денег на обложки. Во всяком случае, такое впечатление складывается со стороны.

Кроме всего прочего, BUCK-TICK были для меня и самыми лучшими собутыльниками. А с тех пор, как я бросил пить, мы с ними даже и не встречались – уже лет пять, наверное. Но раньше чуть ли не каждый день выпивали вместе, разговаривали о том о сем. Обсуждали любимую музыку – «вот это классно звучит», «а вот на этой обложке то-то и то-то удачно смотрится». Такие разговоры очень часто велись с Имаи-куном. Он, например, очень любил поговорить про THE STALIN. Причем от Имаи-куна и сейчас, бывает, во время туров внезапно приходят странные и бессмысленные мэйлы. (Смех.)

Возможно, что для дружественных групп, которым я оформлял диски, я выполнял какую-то объединяющую функцию. THE MAD CAPSULE MARKETS, LUNA SEA… У них разное звучание, они делают непохожие вещи – и выразительные средства, конечно, тоже различаются, поэтому и оформление получалось совершенно разное. Я не утверждаю, что играл роль связующего звена, но… Все друг с другом выпивали. И очень может быть, что совместный проект LUNA SEA, SOFT BALLET и BUCK-TICK под названием «LSB» родился как раз из этого обстоятельства.

Мне кажется, BUCK-TICK – это группа, которая не перестанет играть никогда. Такое впечатление, что BUCK-TICK будут существовать вечно. Думаю, это оттого, что они живут настоящим моментом, воспринимая его как самый важный – и это помогает им двигаться вперед. Они работают с мыслью о том, что все самое клевое – это все новое. Думаю, дело как раз в непрерывности [такого восприятия]. Они абсолютно не боятся меняться, так что для них это такое чувство, мол, «надо же, и не заметили, как 25 лет прошло». Просто они всегда любили новое. И каждый новый альбом увенчивается гастрольным туром, потому что новые песни – они для них как младшие дети, на которых хочется любоваться. По-моему, это прекрасно.

Какая обложка лучше всего запомнилась – не знаю. (Смех.) А что действительно осталось в памяти, так это… когда Сакураи-сан сказал всего лишь одно слово, «спасибо» – и этого вполне хватило, чтобы я обрадовался и подумал: «О, ну слава богу». [В его голосе] чувствовалось умиротворение от того, что завершился очередной рабочий этап, и это слово он сказал совсем не так, как сказали бы другие. То есть одно-единственное «спасибо» заключало в себе все, что необходимо. Турне позади, всю готовую работу он уже видел, и вот в конце – «спасибо». Пять лет назад это было, по окончании тура Tenshi no Revolver.

Сотрудничество с BUCK-TICK прежде всего дало мне возможность сколько угодно делать то, что я хочу. Это правило действует и с группами, которые появились уже позже. С тем, что мне нравится, я работаю в свое удовольствие – а что мне не нравится, того я не делаю. Если бы у меня была такая возможность, я бы хотел устроить выставку: целиком снять какой-нибудь музей современного искусства и обвесить там все громадными фотографиями BUCK-TICK. Чтобы снимки были из теперешних времен, огромные-преогромные, до самого потолка. [Возможно также, что он имеет в виду _одну_ громадную фотографию.] …Чего я в дальнейшем ожидаю от BUCK-TICK? Хм, чего же... Вот я думаю, было бы интересно, если бы они отправились в мировой тур. Сначала в Англию и дальше в Европу, потом в Америку, а потом обратно домой – разве плохо? (Смех.) А пожелать бы я хотел, чтобы мы с музыкантами в будущем успешно отметили и 30-летие, и 40-летие, и 50-летие творческой деятельности."

_________________________________________________


Оригинал















 

URL записи

@темы: Buck-Tick, translation