D. ~munashii
☥ ♠
13.04.2016 в 15:32
Пишет Pikopiko:

PHY #5: THE MORTAL. Интервью с Миё Кеном


Ongaku to Hito PHY vol. 5 (ноябрь, 2015)
Интервью: Хирофуми Канемитсу
Перевод с японского: Pikopiko aka Freaky Moon

Читать также:
PHY #5: THE MORTAL. Интервью с Джейком Cloudchair'ом
PHY #5: THE MORTAL. Интервью с Юкио Муратой


PHY: В 2004 году вы участвовали в лайвах предыдущего сольного проекта Сакураи-сана. Хотелось бы, чтобы вы рассказали в первую очередь о том периоде.

MK: Как вы знаете, приглашение присоединиться поступило через Танаку-сана (продюсера). На тот момент мы с Сакураи-саном уже были знакомы, но мы никогда не играли вместе. Потом мы сыграли лайвы. Как я и ожидал, это было очень интересно. После этого я подумал: "Хотя в этот раз я не имел никакого отношения к написанию песен, но если у меня будет возможность поучаствовать в следующий раз, я бы хотел быть задействованным в этом". И моя мечта осуществилась.

PHY: На этот раз концепция основывалась на готике и нью-вейве. Когда вы узнали об этом, что вы подумали?

MK: Мне кажется, этот элемент был и в предыдущем альбоме. Просто в этот раз готика была выбрана среди обилия прочих музыкальных элементов, присутствующих в прошлый раз, и доведена до абсолюта.

PHY: В этот раз перед вами стояла задача выразить эту идею всей группой, так?

MK: Один из способов сделать альбом - работать вместе с множеством различных музыкантов, каждый из которых пишет по одной песне, как это было в прошлый раз. Но поскольку это уже было, снова делать тоже самое, наверное, было бы менее интересно. В этот раз состав группы формировался почти одновременно с тем, как выбиралась тема, и когда я увидел имена участников, то подумал, что с таким составом мы наверняка сразу же сумеем сделать глубокий, насыщенный альбом.

PHY: А что вы думаете по поводу звукозаписи? Как она прошла?

MK: Это было интересно. Заранее извиняюсь, что говорю про себя, но когда в рабочем порядке я делаю аранжировку, хочу я того или нет, я становлюсь контролером, и мне часто приходится говорить другим музыкантам: "Сделайте, пожалуйста, так и так". В этот раз новым было то, что ничего подобного и в помине не было. Я и сам делал все по наитию, и остальным просто говорил: "Делайте, как душе угодно" *улыбка*. Это действительно приятно. Я в полной мере ощутил себя участником группы THE MORTAL.

PHY: Значит, никакого беспокойства по этому поводу вы не испытывали?

MK: Перед тем, как приступить к звукозаписи, мы один раз провели пре-продакшн. Когда я увидел выражения лиц всех присутствующих и услышал оброненные ими мимолетные фразы, я понял, что беспокоиться совершенно не о чем, и успокоился.

PHY: В этот раз к работе над сольным проектом Сакураи-сана вы присоединились не как человек со стороны, а как непосредственный участник группы. Должно быть, это совсем другие ощущения.

MK: Все-таки это приятно. Я искренне этому рад. Не говоря уже о том, что это были настоящие песни [прим. пер.: Миё Кен здесь использует слово 歌モノ, которое обозначает песню, в которой главный упор делается в первую очередь на пение и только потом на инструментальное исполнение]. Часто допускается такое, что инструментальное исполнение выходит на первый план, вместо того, чтобы дополнять пение...... Я не знаю, является ли для группы такой стиль существования само собой разумеющимся *горькая улыбка*. Просто я всегда думал: "С каких это пор стало в порядке вещей делать упор на игру музыкального инструмента, не заботясь о пении?"

PHY: Может, оно так и идет, как повелось в молодости?

MK: В молодости обычно все думают только о себе. В THE MORTAL и сейчас все сплошь молодые *улыбка*, но все-таки это взрослые люди, накопившие много опыта, и все прекрасно понимают, что музыкальное сопровождение следует дозировать.

PHY: Каково это работать вместе с таким вокалистом, как Сакураи-сан?

MK: Я еще и с Киёхару-саном работаю, и по опыту этой работы могу сказать, что такой неподражаемый вокалист в тот момент, когда он спел, когда он издал хоть звук, он забирает себе всё. Каким бы умопомрачительным ни было интро, над ним преобладает ощущение присутствия голоса, и, начавшись, песня становится собственностью этого человека. Точно так же и с Сакураи-саном. Я был уверен, что в тот же миг, когда он издаст первый звук, он раскрасит своим голосом любую имеющуюся у него мелодию.

PHY: Ваши ожидания не были обмануты?

MK: Обычно я почти не слушаю песни, которые написал, но эти песни я часто слушаю. Они мне и самому нравятся. Кроме того, во многом эти песни ушли в неожиданную для меня сторону.

PHY: Значит, процесс пошел в том направлении, о котором вы и не думали?

MK: В этом и состоит суть группы. Все-таки мне кажется привлекательным то, что в группе возникают идеи, непохожие на твои. Такие метаморфозы действительно интересны.

PHY: Сакураи-сану это тоже доставляло удовольствие?

MK: Думаю, да. Конечно, речь не идет о каком-то совсем уж неверном направлении. С широкой точки зрения то, куда все в результате ушло, и то, что я себе представлял, расходятся не настолько сильно. Просто можно сказать, что дорога, которой я собирался идти, стала гораздо шире. У меня было такое чувство, что тот маленький ограниченный образ, который я самовольно нарисовал в своем воображении, постепенно вырастает во что-то большое и откормленное [прим. пер.: в оригинале Миё Кен использует слово 太い, то есть толстый, а также беззастенчивый, наглый].

PHY: Наверное, это связано с тем, что у вас была тема готики/нью-вейва и непоколебимый стиль вокалиста.

MK: Да. Можно сказать, ни в одной из песен ось не пошатнулась на протяжении всего процесса, начиная с записи ритма и заканчивая записью вокала. Мне кажется, что именно поэтому у нас получилось в такой короткий срок создать такой насыщенный альбом.

PHY: С BUCK-TICK вы, конечно, тоже хорошо знакомы. Как по-вашему, в чем состоит отличие между BUCK-TICK и THE MORTAL?

MK: Мм...... Может, в условиях и ограничениях? В THE MORTAL мы полностью придерживались того, что наш главный приоритет - это образ Сакураи-сана. Например, Сакураи-сан спрашивает меня о мелодической линии: "Как тут надо спеть?", а я ему отвечаю: "Как вам нравится!" *улыбка*. В плане выражения у нас, разумеется, была полная свобода, и в мелодических линиях я тоже по возможности избегал того, чтобы создавать какие-либо условия.

PHY: Короче говоря, в THE MORTAL высокая степень свободы.

MK: По крайней мере, я к этому стремился, и, я надеюсь, Сакураи-сан тоже чувствовал это и пел так, как хотел.

PHY: В чем для вас заключается очарование Сакураи-сана как вокалиста?

MK: В том, как он выглядит. В его ауре...... И еще, наверное, в его романтичности. Конечно, нельзя забывать о его способностях, но лично я в нем больше всего люблю эту его характе́рную романтичность.

PHY: А какой, по-вашему, Сакураи-сан как человек?

MK: Если одним словом, то джентльмен. Это вне всяких сомнений. К тому же он красавец, поэтому никому не по силам его превзойти *улыбка*.

PHY: Хахахахаха. А я вот, хоть и джентльмен, время от времени выхожу из себя.

MK: Такое бывает. Я стараюсь быть добрым и покладистым, но иной раз чувствую, что мне это надоело. Возможно, и в THE MORTAL я был близок к этому. Мне захотелось выразить "не-доброго" себя. Просто нет смысла делать сольный альбом, если делать его с таким же умонастроением, как у BUCK-TICK. Поэтому, мне кажется, у нас получилось показать, что вокалисту можно петь так, как ему угодно.

PHY: Сами придерживаясь этого принципа, вы показали его.

MK: Но зато в отношении звука не было никакой пощады. Между прочим, все, что мы записали, мы полностью использовали для песен альбома *улыбка*. Нигде ничего не вырезано. А еще я очень удивился, когда уже после того, как были представлены все мелодии, я несколько раз спросил: "Как тональность? Подходит?", на что люди из служебного персонала ответили: "Ничего не говорит. Значит, наверное, все в порядке"...... Я такой подумал: "Что? Можно прямо вот так все и оставить?" *улыбка*.

PHY: Короче говоря, вы ни разу не меняли тональность на такую, которую Сакураи-сану было бы легко петь? Надеюсь, что он не просил вас ничего менять не потому, что предпочел терпеть. Ведь вы же группа.

MK: Когда во время записи я слушал, как он поет, я обратил внимание на то, как он умеет выстроить целый мир из слов лирики и настроения, невзирая на не самую удобную для него тональность. Был момент, когда при виде этого я невольно думал: "Вот так вот! Мы тут не попсу делаем!". Подстраивают ли тональность Bauhaus? Уверен, что не подстраивают ни при каких условиях *улыбка*.

PHY: Хахахахаха. Невозможно представить, чтобы Питер Мерфи занимался чем-то подобным *улыбка*.

MK: Мне кажется, если ты долго находишься в этом мире, естественно, что ты бессознательно подстраиваешься под него. Но в этот раз, не беспокоясь даже о тональности песен, я держался того, что нравится мне самому, и мог играть так, как задумал, понимая, что могу себе это позволить. А потом вокалист Атсуши Сакураи, оставив всякие тональности далеко внизу, только с помощью лирики и голоса в одно мгновение безвозвратно забрал все это себе...... Эта работа запомнилась мне как значительный и глубокий опыт.

URL записи

@темы: the mortal, translation